Дрезненская Прядильно-Ткацкая ФабрикаРусская версияEnglish version
О нас Продукция Оборудование Контакты Теория Прайс-лист
ДПТФ - Теория текстильной промышленности
ДПТФ

Тутовый шелкопряд - получение шелка



История разведения этой бабочки, относящейся к семейству настоящих шелкопрядов (Bombycidae), связана с древним Китаем, – страной, долгие годы хранившей тайну изготовления изумительной ткани – шелка. В древних китайских рукописях шелковичный червь впервые упоминается в 2600 г. до н.э., а при археологических раскопках на юго-западе провинции Шаньси были найдены коконы тутового шелкопряда, относящиеся к 2000 г. до н.э. Китайцы умели хранить свои тайны – любая попытка вывезти бабочек, гусениц или яйца шелкопряда каралась смертью.

Но все тайны когда-нибудь раскрываются. Так произошло и с производством шелка. Сначала некая самоотверженная китайская принцесса в IV в. н.э., выйдя замуж за короля малой Бухары, принесла ему в дар яйца шелковичного червя, спрятав их в своей прическе. Спустя примерно 200 лет, в 552 г., к императору Византии Юстиниану явились два монаха, которые предложили за хорошее вознаграждение доставить из далекого Китая яйца шелкопряда. Юстиниан согласился. Монахи отправились в опасное путешествие и в том же году вернулись, принеся яйца шелкопряда в своих полых посохах. Юстиниан вполне осознавал важность своей покупки и специальным указом велел разводить шелкопрядов в восточных районах империи. Однако, шелководство скоро пришло в упадок и лишь после арабских завоеваний вновь расцвело в Малой Азии, а позже во всей Северной Африке, в Испании.

После IV крестового похода (1203–1204 гг.) яйца шелкопряда попали из Константинополя в Венецию, и с тех пор в долине реки По вполне успешно разводят шелковичных червей. В XIV в. шелководством начали заниматься на юге Франции. А в 1596 г. шелковичных червей впервые начали разводить в России – сначала под Москвой, в селе Измаилово, а со временем – в более подходящих для этого южных провинциях империи.

Однако и после того как европейцы научились разводить шелкопряда и разматывать коконы, большую часть шелка продолжали доставлять из Китая. Продолжительное время этот материал ценился на вес золота и был доступен исключительно богачам. Только в ХХ веке искусственный шелк несколько потеснил на рынке натуральный, да и то, думается, ненадолго – ведь свойства натурального шелка поистине уникальны.
Шелковые ткани невероятно прочны и служат очень долго. Шелк легок и отлично сохраняет тепло. Наконец, натуральный шелк очень красив и поддается равномерному окрашиванию.

Гусенички тутового шелкопряда выводятся из яиц (грены) при температуре 23–25 градусов по Цельсию. В больших шелководческих хозяйствах грену для этого помещают в специальные инкубаторы, где поддерживается необходимая температура и влажность. Для развития яиц требуется 8–10 дней, после чего на свет появляются маленькие, длиной всего около 3 мм, личинки. Они окрашены в темно-бурый цвет и покрыты пучками длинных волос. Вылупившихся гусениц переносят на специальную кормовую этажерку в хорошо проветриваемом помещении с температурой 24–25 градусов по Цельсию. Каждая такая этажерка состоит из нескольких полок, затянутых мелкой сеткой.
На полках – свежие листья шелковицы. Гусенички едят их с таким аппетитом, что Пастер сравнивал громкий хруст, раздающийся с кормовой этажерки, с «шумом дождя, падающего на деревья во время грозы».

Аппетит гусениц растет не по дням, а по часам. Уже на вторые сутки после вылупления они съедают вдвое больше корма, чем в первый день, и т.д. На пятый день гусеницы приступают к линьке – перестают питаться и замирают, обхватив задними ножками лист и высоко приподняв переднюю часть туловища. В таком положении они спят около суток, а потом личинка сильно выпрямляется, старая шкурка лопается, и подросшая и покрытая нежной новой кожей гусеничка вылезает из ставшей ей тесной одежки. Потом она несколько часов отдыхает и затем снова приступает к еде. Через четыре дня гусеница вновь засыпает перед следующей линькой...

За свою жизнь гусеница тутового шелкопряда линяет 4 раза, а затем строит кокон и превращается в куколку. При 20–25 градусов по Цельсию развитие личинки завершается примерно за месяц, при более высокой температуре – быстрее. После четвертой линьки гусеница выглядит уже весьма внушительно: длина ее тела составляет около 8 см, толщина – около 1 см, а масса – 3–5 г. Тело ее теперь почти голое и окрашено в беловатый, жемчужный цвет или цвет слоновой кости. На конце тела имеется тупой изогнутый рог. Голова у гусеницы большая с двумя парами челюстей, из которых особенно хорошо развита верхняя (жвалы). Но главное, то, что делает шелковичного червя столь привлекательным для человека, – это маленький бугорок под нижней губой, из которого сочится клейкое вещество, которое при соприкосновении с воздухом тут же застывает и превращается в шелковую нить.

Сюда, в этот бугорок, впадают выводные протоки двух шелкоотделительных желез, расположенных в теле гусеницы. Каждая железа образована длинной извитой трубочкой, средняя часть которой расширена и превращена в резервуар, в котором скапливается «шелковая жидкость». Резервуар каждой железы переходит в длинный тонкий проток, который и открывается отверстием на сосочке нижней губы. Когда гусенице нужно приготовить шелковинку, она выпускает струйку жидкости наружу, и та застывает, превращаясь в парную нить. Она очень тонка, всего 13–14 мк в поперечнике, но при этом выдерживает груз около 15 г.
Даже самая маленькая, только что появившаяся из яйца гусеничка уже может выделять тонкую нить. Всякий раз как малышке грозит опасность свалится вниз, она выпускает шелковинку и повисает на ней, как паук повисает на своей паутине. Но после четвертой линьки шелкоотделительные железы достигают особо больших размеров – до 2/5 от всего объема тела личинки.

Теперь с каждым днем гусеница ест все меньше и меньше и, наконец перестает питаться вообще. Шелковичная железа в это время уже переполнена жидкостью настолько, что за личинкой, куда бы она ни ползла, тянется длинная нить. Готовая к окукливанию гусеница беспокойно ползает по полке в поисках подходящего места для окукливания. В это время шелководы помещают на кормовую этажерку вдоль боковых стенок пучки древесных прутьев – коконники.

Обнаружив подходящую опору, гусеница быстро вползает на нее и сейчас же начинает свою работу. Покрепче уцепившись брюшными ножками за один из прутиков, она закидывает голову то вправо, то назад, то влево и прикладывается своей нижней губой с «шёлковым» сосочком к различным местам коконника. Вскоре вокруг нее образуется довольно густая сеть из шелковой нити. Но это еще не окончательная постройка, а только ее основа. Покончив с каркасом, гусеница переползает в его центр – шелковые нити в это время поддерживают ее в воздухе и служат тем местом, где будет прикреплен настоящий кокон. И вот начинается его завивка. Выпуская нить, гусеница быстро вертит головой. На каждый виток требуется 4 см шелковой нити, а на весь кокон ее уходит от 800 м до 1 км, а иногда и более! Целых двадцать четыре тысячи раз гусеница должна мотнуть головой, чтобы свить кокон.

На изготовление кокона уходит около 4 суток. Окончив работу, обессиленная гусеница засыпает в своей шелковой колыбели и превращается там в куколку. Некоторые гусеницы, их называют ковровщики, коконов не делают, а, ползая туда-сюда, выстилают, словно ковром, поверхность кормовой этажерки, куколка их при этом остается голой. Другие, любители совместных построек, объединяются по двое или даже по трое и четверо и плетут единый, весьма крупный, до 7 см, кокон. Но это все отклонения от нормы. А обычно гусеницы плетут единоличный кокон, вес которого вместе с куколкой составляет от 1 до 4 г.

Коконы, изготовляемые гусеницами-прядильщицами, весьма разнообразны и по форме, и по размерам, и по цвету. Некоторые из них совершенно круглые, другие имеют овальную форму с острым концом или перетяжкой посередине. Самые мелкие коконы не превышают в длину 1,5–2 см, а наиболее крупные достигают 5–6 см. По цвету коконы бывают совершенно белыми, лимонно-желтыми, золотистыми, темно-желтыми с красноватым отливом и даже зеленоватыми, в зависимости от породы шелкопряда. Так, например, полосатая порода тутового шелкопряда прядет коконы чисто-белого цвета, а бесполосная – красивые золотисто-желтые коконы.
Интересно, что гусеницы, из которых в дальнейшем получаются бабочки-самцы, – более старательные шелкопряды: они плетут более плотные коконы, на которые уходит больше шелковой нити.

Примерно через 20 дней из куколки выходит бабочка, перед которой встает проблема, как выбраться из своего шелкового убежища. Ведь в отличие от гусеницы у нее нет острых челюстей... Однако у бабочки есть другое приспособление. Ее зобик наполнен щелочной слюной, которая и размягчает стенку кокона. Затем бабочка напирает на ослабленную стенку головой, энергично помогает себе ножками и, наконец выбирается наружу. Бабочка тутового шелкопряда не блещет особой красотой. Окраска ее толстенького мохнатого тельца или белая с легким кремовым рисунком, или темно-серовато-коричневая. Самки крупнее самцов.

Размах крыльев тутового шелкопряда – около 4,5 см, но летать эти бабочки не умеют. Скорее всего, они утратили эту способность в процессе постоянного отбора человеком. Ведь зачем нужны в шелководческом хозяйстве особи, которые могут улететь?
Домашние бабочки вообще не склонны утруждать себя лишними движениями. Они лишь медленно передвигаются на своих тонких ножках, да шевелят мохнатыми усиками. В течение своей недолгой (примерно 12 дней) жизни они даже не питаются. После того как из их ротика выделяется щелочная слюна, размягчающая кокон, он замыкается навсегда.

Самцы тутового шёлкопряда меняют свое поведение только когда встречаются с особями противоположного пола. Вот тогда они оживляются, кружат вокруг своей подруги, постоянно машут крылышками и активно перебирают ножками. Во время брачной поры шелковод сажает пары бабочек в специальные марлевые мешочки. Спустя несколько часов после продолжительного спаривания самка начинает откладывать яички – примерно от 300 до 800. Этот процесс занимает у нее 5–6 дней. Яйца тутового шелкопряда мелкие, около 1,5 мм длиной. Зимой грену сохраняют при относительно низкой температуре, а когда наступает весна, и на тутовых деревьях распускаются листья, яички постепенно оживляют, выдерживая их сначала при температуре 12 градусов по Цельсию, а затем помещая в выводковый инкубатор.

Но, конечно, далеко не каждой соткавшей кокон гусенице дано превратиться в бабочку. Большая часть коконов идет на получение шелка-сырца. Куколки умерщвляют паром, а коконы размачивают и разматывают на специальных станках. Из 100 кг коконов можно получить примерно 9 кг шёлковой нити.
Тутовый шелкопряд прядет самую красивую пряжу, но создавать шелковую нить, хотя и более грубую, способны и гусеницы некоторых других бабочек. Так, из коконов восточноазиатского атласа (Attacus attacus) получают фагаровый шелк, а из коконов китайской дубовой павлиноглазки (род Antheraea) – шелк, который идет на изготовление чесучи.

Шелк, шелковые ткани






  
Правила пользования сайтом
2001—2017 © Фабрика ДПТФ: ткани, пряжа, нетканые материалы
Разработка и поддержка: Дрезна
«Эталон»: реставрация мягкой мебели